KugaSho
У меня все как всегда странно. Вот именно с т р а н н о, не как принято у людей. Не умею я строить отношения. Не понимаю, видимо, как. Может, связку внутри пары не понимаю. Черт его знает.
Я не это хотел сказать.
Я хотел сказать, что уже успел соскучиться по тебе. По тому, как ты стал прижимать мою руку к себе во сне. По тому, как доверительно жмешься ближе, ложишься вплотную, несмело порой обнимая ногами. Забавно и мило. Словно и я сам школьник или студент.
Мне нравится. Я всегда прислушиваюсь к каждому твоему отклику на свои прикосновения (ты знаешь?). К отклику губ - такому всегда слабому, но верю, что искреннему (дурак наивный, наверное, но пусть так). К отклику тела, когда, повинуясь нажиму моей ладони, прижимаешься ближе ко мне, словно невзначай отводя плечо и открывая шею для поцелуев и укусов: ты знаешь, что я обязательно воспользуюсь предложением (одолжением?) К отклику руки, что последние две ночи с силой прижимает к себе мою руку, отчего сильнее хочется сгрести тебя в крепкие объятия. Словно это поможет обнять твою душу. Словно это поможет познакомить твою душу с моей (она хотела бы?) Отклик тела в лёгком подергивании плечом, подбородком, когда в полной тишине (боясь быть услышанным) зубами стискиваю тонкую бледную кожу, напоследок бесшумно немного влажно целуя, касаясь губами мягко, с трепетом и чувством (ты чувствуешь?) И я улавливаю более шумные выдохи, более порывистые, когда так же губами касаюсь обнаженной твоей спины: острых лопаток, каждого из позвонков, так легко осязаемых из-за твоей худобы. Я пытаюсь согреть озябшие твои плечи своими горячими ладонями (у меня нередко повышенная температура, знаешь?), касаясь кожи на какое-то время и ощущая, как та с готовностью впитывает тепло. И от каждого твоего шороха мне навстречу сердце мое сладко сжимается и припускает в ритме. Иногда я просыпаюсь среди ночи и вижу твоё спящее лицо так близко. И тогда мне одновременно хочется тебя защитить и научить быть сильным и смелым, научить принимать себя по-настоящему, отпустить все, что хоть как-то омрачает твою жизнь, такую ещё зелёную в самом деле. Дать сил и тепла. И в такие моменты совсем мне не важно, как ты решишь ими распорядиться, мелкий засранец.
По утру перед уходом я всегда целую тебя в висок
(ты знаешь?)